Медицинский журнал о лечении остеохондроза

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Одним из наиболее часто встречающихся проявлений вертебропатологии являются осложнения остеохондроза позвоночника, обычно провоцируемые физической работой со статодинамическими перегрузками. Кроме того, к развитию осложнений остеохондроза предрасполагают хронические микротравмы позвоночника, обусловленные особенностями некоторых профессий и видов спорта, а также длительное пребывание в фиксированной позе, малоподвижный образ жизни, детренированность, слабость так называемого собственного мышечного корсета, избыточная масса тела, генетические особенности, врожденные аномалии.

Осложнения остеохондроза позвоночника, который мы рассматриваем, как эволюционный реконструктивный процесс, обычно проявляются локальной острой или подострой ноцицептивной болью в поврежденном позвоночном двигательном сегменте и рефлекторной нейропатической болью, иррадиирующей в сопряженные с нею группы мышц, а также их спастическим состоянием, которые ведут к изменению конфигурации позвоночника и ограничению двигательных функций.
Возникают осложнения остеохондроза позвоночника главным образом у людей трудоспособного возраста. Поэтому целью лечения, проводимого при осложнениях остеохондроза позвоночника, является не только купирование имеющегося у пациента болевого синдрома, восстановление возникших при этом нарушений двигательных функций и предотвращение прогрессирования заболевания. Проводимое лечение должно быть на­правлено также и на возвращение пациента к активной трудовой деятельности.
Лечение больных с осложнениями остеохондроза позвоночника должно быть комплексным. Могут применяться как консервативные (фармакологические и нефармакологические), так и хирургические методы лечения. К нефармакологическим методам лечения обычно относят лечение режимом, ортопедическую коррекцию (лечебный воротник, корсеты), вытяжение (тракционную терапию), рефлексотерапию, мануальную терапию, лечебную физкультуру (ЛФК), массаж, различные физиотерапевтические мероприятия, гидротерапию, грязелечение и т.д. Фармакологические методы лечения можно разделить на две группы: симптоматические и патогенетические. К средствам для симптоматической терапии в первую очередь относят обезболивающие и противовоспалительные препараты, локальное инъекционное введение лекарственных средств (блокады с местными анестетиками и кортикостероидами) и мышечные релаксанты. К средствам для патогенетической терапии на сегодня можно отнести так называемые медленно действующие противовоспалительные препараты со структурно–модифицирующим действием (в первую очередь препараты хондроитина сульфата и глюкозамина).
Одним из важнейших факторов, предопределяющих тенденцию к хронизации боли, является деструкция хрящевой ткани межпозвонкового диска и дугоотростчатых суставов пострадавшего позвоночного двигательного сегмента, ведущие к стойким биомеханическим нарушениям, способствующим возобновлению и дальнейшему прогрессированию патологического процесса. В связи с этим в комплексном лечении остеохондроза позвоночника целесообразно применение препаратов, стимулирующих продукцию основных компонентов хряща (протеогликанов, коллагена) и тем самым способствующих замедлению дегенерации хрящевой ткани пораженного позвоночного двигательного сегмента.
Симптоматическая терапия
осложнений остеохондроза
позвоночника
Поскольку заболевание характеризуется прежде всего проявлениями болевого синдрома, в первую очередь проводятся мероприятия, направленные на обезболивание. Боль при осложнениях остеохондроза позвоночника может быть острой, подострой и хронической. Течение заболевания признается острым при длительности болевого синдрома до 6 недель, подострым (продолжительность от 6 до 12 недель) или хроническим (длительность более 12 недель).
Лечение осложнений остеохондроза
позвоночника в остром периоде заболевания
Продолжительность острого периода обычно до 2–3, иногда до 6 недель. Рецидивы при этом возможны, но при адекватной терапии прогноз благоприятный. Особен­ности лечения при острой боли в спине основываются на данных анамнеза и клинического обследования. Па­циенту чаще всего назначают строгий постельный режим (до 2–3 дней), обеспечивающий полный «покой». В исключительных случаях строгий постельный режим может быть продлен до 6 дней. В таком случае следует чаще менять положение больного в кровати, так как, при длительном пребывании в постели, без движения быстро слабеют мышцы спины, а движения улучшают трофику тканей, а также общую и местную гемодинамику.
Для уменьшения болевого синдрома используют положение больного на наклонной плоскости. Головной конец при этом приподнимают. Применяют также горизонтальное вытяжение на специальном столе, щадящий массаж. Мануальная терапия в остром периоде при грыже межпозвонкового диска, особенно при наличии признаков компрессии спинномозгового нерва, противопоказана. Все процедуры в этом периоде, включая блокады местно анестезирующими средствами, рекомендуется проводить у постели больного.
Первоначально с целью обезболивания имеет смысл локальное применение (накожное) некоторых наружных отвлекающих и обезболивающих лекарственных средств в виде мазей, гелей и кремов, содержащих капсаицин и нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП). Капсаицин – алкалоид, выделенный из плодов семейства пасленовых, стимулирует выделение нейропептидной субстанции Р из периферических нервов, предупреждает ее реаккумуляцию и, таким образом, тормозит передачу импульсов болевой чувствительности.
Значительный болевой синдром является основанием к системному применению аналгезирующих лекарственных препаратов. Как правило, лечение начинают с ненаркотического анальгетика – парацетамола/ацетамифена в суточной дозе до 4 г. Ацетаминофен – простой анальгетик и антипиретик, не обладающий выраженным противовоспалительным эффектом. По механизму действия является селективным ингибитором циклооксигеназы–3 (ЦОГ–3). Его дозу для купирования болевого синдрома подбирают индивидуально. Исследования показали, что парацетамол безопасен при лечении в дозе, не превышающей 4 г в сутки, а его разовая доза не должна превышать 0,6 г.
В случае неэффективности парацетамола используются НПВП системного действия, обладающие хорошим обезболивающим и противовоспалительным эффектом (внутрь, парентерально, в виде ректальных свечей). В настоящее время имеется большой арсенал НПВП (более 25 наименований), а в практической медицине используется для лечения более 1000 созданных на их основе лекарственных средств. Механизм действия всех НПВП связан с подавлением активности фермента циклооксигеназы (ЦОГ), что в результате приводит к угнетению синтеза простагландинов (ПГ), простациклинов и тромбоксанов. Этим механизмом обус­ловлены как основные лечебные свойства НПВП, так и вызываемые ими нежелательные эффекты. Существуют две изоформы ЦОГ: структурный изофермент (ЦОГ–1), регулирующий продукцию ПГ, участвующих в обеспечении нормальной (физиологической) функциональной активности клеток, и индуцируемый изофермент (ЦОГ–2), экспрессия которого регулируется иммунными медиаторами (цитокинами), принимающими участие в развитии иммунного ответа и воспаления. В зависимости от селективности действия на ЦОГ–2 выделяют два класса НПВП – неселективные НПВП (Н–НПВП) и селективные ингибиторы ЦОГ–2 – С–НПВП. К группе Н–НПВП относят диклофенак, ибупрофен, напроксен, кетопрофен, пироксикам и т.д., к С–НПВП – нимесулид, мелоксикам, целекоксиб. Использование НПВП системного действия рекомендуют только на период обострения заболевания. Начинать лечение следует с относительно безопасных неселективных НПВП с коротким периодом полувыведения, не обладающих кумулятивным эффектом и с как можно более низкой дозы препарата, необходимой для достижения терапевтического эффекта. Длительное или постоянное применение НПВП нецелесообразно ввиду повышения риска развития осложнений, а также отрицательного влияния ряда препаратов этой группы на метаболизм хрящевой ткани межпозвонкового диска и межпозвонковых суставов. Риск возникновения побочных эффектов повышается при увеличении суточной дозы лекарственного средства, а также при пожилом возрасте больного. При наличии факторов риска развития НПВП–гастропатии рационально назначать селективные ингибиторы ЦОГ–2, при хорошей эффективности неселективных НПВП допустима их комбинация с ингибиторами протонной помпы (ИПП). Пациенты с высоким риском развития сердечно–сосудистых осложнений должны принимать НПВП под тщательным медицинским контролем. Целесообразно мониторирование кардиоваскулярных осложнений (особенно АД) на протяжении всего времени лечения НПВП. При наличии кардиоваскулярных факторов риска необходимо совместно с НПВП назначать низкие дозы ацетилсалициловой кислоты.
Более эффективного купирования болевого синдрома возможно достичь в случае сочетанного применения НПВП с мышечными релаксантами. Доказано, что при болевом синдроме, возникающем вследствие мышечного спазма, сочетанное применение НПВП и миорелаксантов приводит к более быстрому регрессу боли и восстановлению функциональных способностей. Мышечные релаксанты позволяют разорвать порочный круг боль – мышечный спазм – боль: снижают патологическое мышечное напряжение, уменьшают боль и облегчают движения в позвоночнике и суставах конечностей. Основными представителями этой группы являются толперизон, баклофен, тизанидин.
В случаях интенсивного болевого синдрома, не поддающегося традиционной терапии НПВП и миорелаксантами, в комплекс лечения можно включить наркотические анальгетики, в частности, трамадол. Трамадол – опиоидный синтетический анальгетик, обладающий центральным действием, в частности, на спинной мозг (способствует открытию К+ и Са2+ каналов, вызывает гиперполяризацию мембран и тормозит проведение болевых импульсов), усиливает действие седативных средств. Активирует опиоидные рецепторы (мю–, дельта–, каппа–) на пре– и постсинаптических мембранах афферентных волокон ноцицептивной системы в головном мозге и ЖКТ. Анальгетический эффект трамадола обусловлен снижением активности ноцицептивной и активизацией антиноцицептивной систем организма. Может применяться под наблюдением врача в амбулаторных условиях, режим дозирования и продолжительность лечения определяются индивидуально в зависимости от выраженности болевого синдрома и чувствительности больного.
Широкое применение для лечения осложнений остеохондроза позвоночника нашли различного рода блокады. Для снятия острых болей при вторичном вертеброгенном радикулите показана блокада триггерных точек. Наиболее часто применяются паравертебральные блокады. При этом в паравертебральные точки на уровне пораженного ПДС вводится 1–2% раствор новокаина или лидокаина с возможным добавлением на 10–20 мл такого раствора 75–100 мг гидрокортизона и 200–500 мкг цианокобаламина (витамина В12). При резко выраженном болевом синдроме возможно введение подобных растворов в эпидуральное пространство на уровне конечной цистерны или через hiatus sacralis. В некоторых случаях блокада дает результат практически молниеносно, эффективность ее обычно в пределах от 2 до 7 дней, но затем без поддерживающей терапии боль может возобновиться. При этом эпидуральную блокаду не следует повторять более 3–4 раз.
Лечение осложнений остеохондроза позвоночника в подостром периоде заболевания
Лечение в подостром периоде заболевания (обычно продолжительностью 6–12 недель) связано с затяжным болевым синдромом у пациента. Больного при этом следует направить на дообследование для уточнения диагноза, оценки необходимости возможного оперативного лечения, а также составления плана комплексных реабилитационных мероприятий.
Одна из основных задач в подостром периоде заболевания – продолжение купирования болевого синдрома. Купирование боли проводят комбинированно немедикаментозными и медикаментозными методами. В этот период активно используется психотерапия. Больного следует обучить различным методам преодоления боли, стрессов и эмоциональных реакций, проводя психотерапию. Психотерапия позволяет уменьшить страх, беспокойство и депрессию. Анальгетики используют периодически, в зависимости от выраженности и характера болевых проявлений. Как и в острый период, используют простые анальгетики, НПВП или сочетание НПВП и слабых опиоидных анальгетиков (в зависимости от интенсивности болевых проявлений), местноанестезирующие, раздражающие и отвлекающие средства. Антидепрессанты можно использовать в качестве дополнительной терапии.
Период снижения болей позволяет активно применять нефармакологические методы лечения. Хорошего эффекта можно добиться с помощью использования рефлексотерапии. Рефлексотерапия – это система оказания лечебной помощи, основанная на принципах рефлексологии, осуществляемая посредством различного воздействия на ткани организма, контролируемая и реализуемая через ЦНС [Г.Н. Авакян, 1999]. При целенаправленном воздействии на определенную комбинацию точек – специально подобранную «рецептуру» в зависимости от патологии, симптома и синдрома у конкретного пациента методами рефлексотерапии запускается ответная реакция организма (рефлекторный ответ, опосредованный через различные отделы нервной системы) на наносимое раздражение, что и является ключевым механизмом в лечении с помощью данной методики. Массаж обычно постепенно включается в процесс комплексного лечения в подострой стадии осложнений остеохондроза позвоночника. Он проводится с целью повышения функциональных возможностей нерв­но–мышечного аппарата, улучшения центральной регуляции мышечного тонуса, активации нейроэндокринной системы, нормализации реактивности организма. Не рекомендуется проводить массаж в зоне проекции пострадавшего в связи с осложнением остеохондроза позвоночного двигательного сегмента.
В последние годы в связи с появлением нового оборудования применяются разные виды аппаратного массажа – вибромассаж, вакуумный, глубокий осцилляционный массаж в электростатическом поле. Физиотерапевтические методы лечения включают УВЧ, токи Бернара, УФ–облучение, индуктотерапию. Эритемные дозы УФ–облучения соответствующих зон, диадинамические токи 1–2 раза в сутки (курс 6–8 процедур), синусоидальные модулированные токи в переменном и выпрямленном режимах (как правило, паравертебрально) 2 раза в сутки или через сутки (курс 10–15 процедур). Микроволновое воздействие, индуктотермию, деци– и сантиметровые волны, УВЧ применяют в слаботепловом режиме. Проводят электрофорез «экспоненциальными» по форме токами с использованием анальгетических смесей.
Физиотерапевту и специалисту по ЛФК необходимо обучить пациента необходимым навыкам: ЛФК, рациональная организация рабочего места, релаксация и т.д. Рекомендуют физические упражнения, увеличивающие физическую выносливость и силу мышц. Цель такого лечения – укрепление мышечного корсета, улучшение функциональных возможностей больного и восстановление его трудоспособности. После ликвидации обострения больным с осложненным остеохондрозом позвоночника (ООП) рекомендуют caнаторно–курортное лечение с использованием лечебно–профилактических назначений (бальнеотерапия, ЛФК, грязелечение). Хорошие результаты дает использование сероводородных и радоновых ванн, грязевых источников.
Для предотвращения хронизации заболевания необходимы активные восстановительные мероприятия. Рациональная организация рабочего места позволяет достигнуть баланса между профессиональными требованиями и физическими возможностями работающего.
Лечение при хроническом течении
патологического процесса
При длительности болевого синдрома более 12 не­дель формируемся центральная патологическая нейропатическая система. Низкая эффективность терапии хронической боли во многом объясняется недифференцированным подходом к лечению, не учитывающим ее непосредственные причины. Как правило, клиническая структура хронического болевого синдрома гетерогенна и часто представляет собой комбинацию ноцицептивной боли, невропатической боли и боли психологической природы. Поэтому понимание патогенеза боли и способность врача правильно оценивать клиническую структуру хронической боли во многом определяет эффективность проводимой терапии. Лечебные мероприятия при терапии хронического болевого синдрома должны иметь этиопатогенетическую направленность.
Принципы этиопатогенетической терапии хронической боли включают: подавление синтеза и выделения альгогенов в поврежденных тканях, ограничение ноцицептивной афферентной импульсации из зоны повреждения в ЦНС, активацию структур антиноцицептивной системы, восстановление механизмов контроля возбудимости ноцицептивных нейронов, устранение генерации эктопических импульсов в периферических нервах, устранение болезненного мышечного напряжения, нормализацию психологического состояния пациента. Наиболее выраженным обезболивающим эффектом среди препаратов, снижающих синтез альгогенов, обладают ненаркотические анальгетики и НПВП. Могут быть эффективны местные анестетики. Для активации антиноцицептивной системы, осуществляющей контроль за проведением ноцицептивной импульсации в ЦНС, используют наркотические анальгетики, антидепрессанты и неопиоидные анальгетики центрального действия.
Антидепрессанты нашли широкое применение в лечении различных хронических болевых синдромов. Они являются вспомогательными анальгетиками и обычно используются в комплексе с традиционными обезболивающими средствами. Сопутствующие хроническим болевым синдромам тревожно–депрессивные расстройства усугубляют болевое восприятие и страдания пациентов, что является основанием для назначения антидепрессантов. Развитие анальгетического эффекта при лечении антидепрессантами пациентов с болевыми синдромами связывают с увеличением тонической активности антиноцицептивной системы. Наи­больший анальгетический эффект отмечен у ами­триптилина. В качестве средств для устранения эктопической импульсации в периферических нервах и торможения возбудимости центральных ноцицептивных нейронов могут использоваться антиконвульсанты. Анти­конвульсанты эффективно блокируют эктопическую импульсацию в периферических нервах и патологическую гиперактивность в центральных ноцицептивных нейронах.
Стратегическая цель лечения при хронической боли состоит не столько в купировании боли, сколько в постепенном увеличении двигательных возможностей больного. Больному необходимо проводить мероприятия по снижению массы тела, лечебную гимнастику, массаж. Достаточно интенсивные и длительные упражнения (ЛФК), увеличивающие силу мышц и общую выносливость, благоприятно влияют на устранение болевых проявлений и восстановление функциональных способностей при хронической боли в поясничной области. Ношение адекватно подобранных ортопедических корсетов должно быть дозировано по времени – ориентировочно до 8 часов в сутки. Ортопедические корсеты следует носить при физических нагрузках и ходьбе; их использование обычно нравится и вызывает уверенность у пациентов. Однако обязательным условием для ношения ортопедических корсетов является параллельное укрепление мышечного корсета у пациентов.
Патогенетическая терапия
Как только установлен диагноз остеохондроза, пациенту целесообразно назначить патогенетическую терапию препаратами хондроитина сульфата и глюкозамина. Своевременное ее назначение способствует более быстрому и эффективному купированию болевого синдрома и предотвращению хронизации процесса. Препараты хондроитина сульфата и глюкозамина представляют собой естественные компоненты хрящевого межклеточного вещества. Достаточно большой опыт их применения при дегенеративных заболеваниях периферических суставов (остеоартрозе/остеоартрите) показал, что препараты этой группы способствуют более быстрому купированию болевого синдрома, восстановлению подвижности пораженных суставов. Много­численные экспериментальные и клинические исследования показали, что хондроитин сульфат и глюкозамин могут оказывать симптоматическое действие сходное с действием НПВП – уменьшают боль, улучшают функциональную способность сустава, а при длительном применении (не менее 1 года – 2 лет) способны замедлять прогрессирование болезни. Учитывая сходство строения костно–суставных структур позвоночника и периферических суставов, а также общность патогенеза остеоартроза (ОА) и дегенеративно–дистрофических заболеваний позвоночника, есть реальные основания признать, что замедления дегенеративных изменений в хрящевой ткани позвоночно–двигательного сегмента, а нередко и стабилизации ее состояния можно ожидать при длительном применении препаратов, содержащих адекватные дозы хондроитина сульфата и глюкозамина.
Комбинированный препарат АРТРА® содержит в одной таблетке оптимальные дозы хондроитина сульфата и глюкозамина гидрохлорида – по 500 мг каждого. Эффективность и высокая безопасность препарата АРТРА® доказаны в клинических исследованиях на базе ведущих клинических центров России (в том числе, НИИР РАМН). Исследования показали, что АРТРА® оказывает обезболивающее и противовоспалительное действие – уменьшает боль и скованность в пораженных суставах и позвоночнике, улучшает подвижность суставов и позвоночника. Помимо этого, АРТРА® существенно снижает потребность больных в НПВП: на фоне приема АРТРА® 60% больных с ОА коленных суставов после 6–месячного курса лечения смогли полностью отказаться от приема диклофенака (от регулярного приема которого они не могли отказаться ранее из–за выраженного болевого синдрома). Клинические эффекты АРТРА® подтверждены данными МРТ, где после годичного курса лечения препаратом наблюдалось улучшение визуализации суставного хряща. АРТРА® обладает высокой безопасностью и хорошей переносимостью, что подтверждено также данными гастродуоденоскопического исследования (ЭГДС). В исследовании, проведенном кафедрой клинической фармакологии МГМСУ было продемонстрировано, что включение АРТРА® в комплексную терапию болей в спине на фоне дегенеративно–дистрофических заболеваний позвоночника не только способствует более эффективному уменьшению болевого синдрома в спине (по сравнению с пациентами, получающими только НПВП), но и снижает частоту развития осложнений со стороны желудочно–кишечного тракта и сердечно–сосудистой системы. У пациентов, принимавших АРТРА® совместно с диклофенаком, НПВП– гаст­ро­патия возникала в два раза реже, чем у пациентов, принимавших только диклофенак.
Биологическая сущность препаратов хондроитина сульфата и глюкозамина, высокая безопасность и отсутствие серьезных побочных явлений при длительном применении делают целесообразным их назначение уже при первых признаках дегенеративно–дистрофических проявлений в позвоночно–двигательных сегментах. Длительное и систематическое применение ХС и ГА при дегенеративно–дистрофических заболеваниях позвоночника может замедлить текущий дегенеративный процесс и преодолеть тенденцию к хронизации боли. На сегодня приняты две схемы применения ХС и ГА при дегенеративных заболеваниях опорно–двигательного аппарата: они назначаются интермиттирующими курсами различной длительности (от 3 до 6 месяцев) или принимаются больным постоянно в поддерживающих дозах. Это вопрос решается лечащим врачом в зависимости от клинической картины заболевания. Рекомендуемая схема применения препарата АРТРА®: две таблетки в сутки в течение четырех недель, а затем по одной таблетке в сутки 3–6 месяцев.
Для удобства пациентов, страдающих дегенеративно–дистрофическими заболеваниями опорно–двигательного аппарата, препараты ХС и ГА выпускаются в виде различных форм (таблеток, капсул, жидкости и т.д.). АРТРА® СОЛ – комплексный препарат хондроитина сульфата, глюкозамина гидрохлорида и гидролизата коллагена в виде раствора для приема внутрь. АРТРА® СОЛ оптимален для лиц, имеющих те или иные проблемы с глотанием, что нередко встречается у пожилых и у лиц, перенесших мозговой инсульт. При инсульте нередко развиваются и нарушения глотания, и изменения со стороны опорно–двигательного аппарата (постинсультные артропатии – плечелопаточный болевой синдром, вертеброгенные болевые синдромы). Вклю­чение в состав АРТРА® СОЛ коллагена способствует дополнительному укреплению сухожильно–связочного аппарата.
Реабилитационные мероприятия
и восстановление трудоспособности
Реабилитация направлена на восстановление трудоспособности и активности в повседневной жизни и представляет собой неотъемлемый элемент лечения. Реабилитационные мероприятия для пациента необходимо подбирать индивидуально. К профессиональной деятельности возвращаются около 50% больных, временно освобожденных от работы в течение 6 месяцев, и только 10–20% больных, чей период нетрудоспособности продолжается 1 год. Снижение физической нагрузки на работе способствует сохранению трудоспособности и помогает больному справляться со своими задачами. Из медикаментозных методов для сохранения трудоспособности пациента и предотвращения обострения заболевания может быть рекомендована долговременная систематическая терапия медленно действующими противовоспалительными препаратами со структурно–модифицирующим действием.

Литература
1. Вознесенская Т.Г. Боли в спине и конечностях. Болевые синдромы в неврологической практике. Под ред. А.М.Вейна. М.: Медпресс, 1999; с. 217–83.
2. Никифоров А.С. Неврологические аспекты поясничного остеохондроза. М., 1975, 21 стр.
3. Никифоров А.С., Гусев Е.И. Частная неврология. М., Изд. ГЭОТАР–Медиа, 2008, стр. 286–349.
4. Никифоров А. С., Коновалов А.Н., Гусев Е.И. Клиническая неврология. М., Изд. «Медицина», том II, гл. 36, стр. 292–358.
5. Никифоров А.С. Мендель О. И. Болевой синдром в плечелопаточной области: современные подходы к диагностике и лечению. Русский медицинский журнал, 2008, 16, 12, стр. 1700–1704.
6. Попелянский Я.Ю. Ортопедическая неврология (вертеброневрология). М.: Медпресс–информ, 2003.
7. Штульман Д.Р., Левин О.С. Неврология. Справочник практического врача. М.: Медпресс–информ, 2002; с. 70–90

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Статья посвщена нерешенными спорным вопросам диагностики, лечения и реабилитации остеохондроза позвоночника

Для цитирования. Орлов М.А., Дорфман И.П., Орлова Е.А. Остеохондроз позвоночника: спорные и нерешенные вопросы диагностики, лечения, реабилитации // РМЖ. 2015. No 28. С. 1669–1672.

Ключевыми вопросами улучшения клинического ведения больных остеохондрозом позвоночника являются совершенствование диагностики, повышение возможностей современной терапии и последующей реабилитации [27]. На определенном этапе своей жизни практически каждый человек сталкивается с болью в спине. Истинная причина возникновения острой боли выявляется примерно в 40% случаев [2, 31, 34]. При благополучном исходе лечения большинство больных вскоре возвращаются к обычной жизни и профессиональной деятельности, однако у 10–17% лиц, впервые перенесших болевой приступ, отмечается переход в хроническую форму, существенно ограничивающую работоспособность. Масштабная распространенность боли в спине среди населения всех развитых стран и, прежде всего у лиц молодого и среднего возраста, обусловила огромную медико-социальную значимость проблемы [24].
Основной причиной болей в нижней части спины у пациентов трудоспособного возраста являются дегенеративные изменения межпозвонкового диска и сегментарная нестабильность позвоночника, получившие общеизвестный термин «остеохондроз позвоночника». Самой частой причиной хронической боли у пожилых считается спондилоартроз, типичным проявлением которого выступает дегенерация фасеточных суставов [11,18].
Терминологическая дефиниция остеохондроза позвоночника вызывает интерес клиницистов уже в течение довольно длительного времени. Впервые роль изменений позвоночника при болях в спине была установлена Р. Бенеке в 1897 г. Значительно позднее (1933 г.) немецкий врач Хильдебрандт в целях суммарной характеристики происходящих процессов в позвоночнике взрослого человека предложил термин «остеохондроз». В 1957 г. Шморль и Юнгханнс разделили данный термин на «хондроз» как первый этап развития деструктивного процесса с преимущественным вовлечением межпозвонкового диска и «остеохондроз позвоночника», при котором исходное поражение хрящевой ткани неумолимо распространяется на костную ткань смежных позвонков. Внедрению термина «остеохондроз позвоночника» в практическое здравоохранение нашей страны способствовали труды Я.Ю. Попелянского и А.И. Осна [17]. В настоящее время в международной классификации болезней официально присутствует термин «дорсопатии», включающий болевые синдромы в области туловища и конечностей невисцеральной этиологии и связанные с дегенеративными заболеваниями позвоночника. А.И. Федин считает, что дорсопатии постепенно заменят термин «остеохондроз позвоночника» [21].
С тех пор прошло более 50 лет, и сменилось несколько поколений врачей, однако диагноз «остеохондроз позвоночника» сохраняется и поныне. Вместе с тем наступило время осознанного пересмотра не только принципов формулирования клинического диагноза остеохондроза, но и самих подходов к дифференцированной терапии этого заболевания. В этой связи научно-практический интерес профессиональной аудитории может вызвать работа Г.Н. Авакяна о ведении больного с неврологическими осложнениями остеохондроза в амбулаторных условиях. По мнению автора, остеохондроз является адаптационным реконструктивным процессом, поэтому клиническое значение имеют нарушения этого процесса в результате воздействия эндогенных и экзогенных факторов. Далее следует вывод, что лечению должны подлежать осложнения остеохондроза. Впервые понимание причинно-следственных событий с развитием клинической симптоматики осложнений шейного, грудного и поясничного остеохондроза становится определяющим условием правильного выбора тактики лечения больных в остром и подостром периодах заболевания [1].
Определенный взгляд на решение проблемы также выразил А.А. Лиев, представивший на обсуждение читателей весьма интересную концепцию саногенеза с теоретическими аспектами мануальной терапии. Предлагаемая автором концепция лежит в основе комплексного подхода к реабилитации больных с мышечно-фасциальными болевыми синдромами вертеброгенного и иного происхождения. Время показало, что с помощью концепции саногенеза открыта не только новая страница в мануальной медицине, но и усовершенствованы программы реабилитации больных с сочетанной патологией внутренних органов и позвоночника [8,12].
На нерешенность многих вопросов диагностики и лечения болей в спине указывает Н.А. Шостак. Автор справедливо отметила, что рекомендованные ВОЗ методы лечения болевого синдрома в области спины (мануальная терапия, физиотерапия и др.), а также хирургическая коррекция при осложненном течении заболевания не решили проблему. Статья впечатляет методическим изложением проблемы дорсопатий в практике терапевта и новых возможностей фармакологического лечения спондилоартроза с помощью нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) [25].
Современная проблема хронического болевого синдрома у взрослых пациентов настолько актуальна, что отражается в методических рекомендациях при оказании паллиативной медицинской помощи в стационарных и амбулаторно-поликлинических условиях (2015 г.). Разработчиками данных рекомендаций сделан важный акцент на международное определение понятия боли, классификацию и диагностику типов болевого синдрома. Особое внимание в патофизиологической классификации онкологической боли привлекает нейропатический тип, обусловленный компрессией корешков, нервных сплетений или их ветвей, а также другими самостоятельными причинами (последствия хирургического, химиотерапевтического и/или лучевого лечения). Понятно, что методические рекомендации предназначены не только для врачей-онкологов, но и врачей общей практики, гематологов и терапевтов, поэтому будут крайне полезны в решении сложных вопросов диагностики и контролируемого лечения болевого синдрома с применением опиоидных и неопиоидных анальгетиков, НПВП и других лекарственных средств [20].
Безусловно, результаты многочисленных исследований в области изучения боли в спине повысят уровень работы врачей различных клинических специальностей и значение первичного осмотра пациента. Все определяется профессиональным заключением специалиста, способным решить конкретную ситуацию. Так, например, при болях в нижней части спины неврологом и/или нейрохирургом диагностируется сугубо вертеброгенная патология, обусловившая ухудшение состояния больного и даже требующая безотлагательного лечения. В следующей клинической ситуации подобная симптоматика и тяжесть состояния больного обусловлены совершенно иным заболеванием, а патология позвоночника является сопутствующей. В таком случае наблюдение и лечение основного заболевания обеспечиваются другими специалистами (урологом, терапевтом или кардиологом), но с участием невролога. Однако в обеих клинических ситуациях ключевым моментом первичного осмотра пациента с жалобами на боль в спине должно являться исключение туберкулеза и злокачественного новообразования (как внутренних органов, так и самостоятельного поражения позвоночника), системных заболеваний с суставно-мышечным синдромом, травматического повреждения позвонка и спинальной инфекции. При необходимости все вышеуказанное требует: консультации высококвалифицированного специалиста, целевого обследования и адекватной терапии [3].
Высокая ответственность при вынесении заключения по результатам первичного (и/или дополнительного) обследования пациента с болью в спине, исключающая формальный подход, получает исключительно позитивную отдачу в течение многих лет. По данным мировой практики было установлено, что под маской боли в спине обнаруживались опухоли (0,7%), компрессионный перелом позвонка (4%), инфекционный процесс (0,01%), анкилозирующий спондилит (0,3%) [28].
Длительный опыт работы авторов данной статьи в клинике внутренних болезней и реабилитации показал, насколько важно понимать и правильно интерпретировать результаты исследования больных ишемической болезнью сердца и хронической обструктивной болезнью легких с сопутствующей (коморбидной) патологией позвоночника и миофасциальных структур грудной клетки. По нашему мнению, только обоснованная и обсужденная в коллективе трактовка данных клинико-функционального и лабораторного исследований позволяет разработать индивидуализированную программу комплексного лечения и реабилитации. Позитивные результаты применения данной программы реабилитации исходят от ее патогенетического обоснования, а также анализа каузальной связи симптомов основного и сопутствующего заболеваний с эффективностью проводимых лечебно-реабилитационных мероприятий. Так, например, уменьшение одышки объясняется нами регрессом воспалительного компонента бронхиальной обструкции под влиянием лекарственных препаратов, методов физической и комплементарной терапии. Как следствие этих воздействий происходит улучшение вентиляционной функции легких и биомеханики дыхания, создающих определяющее условие для применения дыхательных упражнений и целенаправленных методов лечебной физкультуры при сопутствующей патологии [13–15].
Своевременное и объективное мнение о термине «остеохондроз», стандартной формулировке диагноза и подходах к лечению высказал Р.Г. Есин (2014 г.). Практикующие врачи из-за расплывчатой формулировки диагноза остеохондроза зачастую совершают ошибки, воспринимая такие общеизвестные симптомы, как цервикалгия и люмбалгия в качестве нозологической формы, да еще дополненной условными уточнениями (мышечно-тоническая форма и т. п.). Подобный симптоматический акцент способен ослабить инициативу диагностического поиска, особенно в тех случаях, когда болевой синдром снижается на фоне приема НПВП. Кроме того, подобные тактические ошибки приводят к несоответствию проводимого лечения современным принципам доказательной медицины [5].
В течение последних лет к оформлению клинического вертеброневрологического диагноза появились вполне обоснованные требования. В действующем стандарте (клинических рекомендациях) по диагностике и лечению указывается необходимость характеристики течения и фазы заболевания, требуется отразить частоту его обострений в течение года, понятно обозначить выраженность болевого синдрома, оценить состояние подвижности позвоночника, определить локализацию и выраженность неврологических нарушений. Оформленный таким образом диагноз того же остеохондроза будет максимально соответствовать коду Международной классификации болезней. Ко всему необходимо добавить, что высокоинформативный по своей сути клинический диагноз установленного заболевания будет приносить неоценимую помощь при маршрутизации больного на этапах медицинской реабилитации [16].
В заключительной части обзора некоторых литературных источников, отражающих проблему клинического ведения больного остеохондрозом позвоночника, следует отметить, что в разные годы болевым синдромам в области спины посвящалась обширная научная литература. Однако в опубликованных материалах, пусть и в различной степени, отмечался дефицит исчерпывающих сведений об особенностях клинической картины поражения в зависимости от влияния различных причинных факторов (профессиональные, физические перегрузки, метаболические нарушения и др.), учета локализации преимущественных изменений (мышечно-фасциальный каркас, сухожилия, суставы позвоночника и т. п.), первичности процесса и/или его сочетаний с другой патологией. Все вышеуказанное, безусловно, ограничивает практикующим врачам выбор эффективных и безопасных схем медикаментозного лечения [9,10, 19, 26].
Среди общеизвестных подходов к купированию боли в спине показали целесообразность снижение физических нагрузок и использование современных средств обезболивания. Как свидетельствует мировая практика, снижение интенсивности болевого синдрома является важным фактором повышения двигательной активности [30]. НПВП – самые востребованные средства для лечения боли в спине. Основными эффектами НПВП являются: противовоспалительный, анальгезирующий, жаропонижающий, антиагрегационный и иммуносупрессивный. Эффективность их клинического применения оценивается по снижению выраженности боли, увеличению функциональной активности, времени полной редукции боли и потребности в дополнительной анальгезии. Также учитываются фармакологические возможности НПВП редуцировать болевой синдром у большинства больных в течение 3 нед. [7, 33]. Давно известно, что именно высокоэффективные лекарственные средства отличаются рядом побочных эффектов. Для НПВП – это ими же индуцированные гастропатии, особенно при длительном применении. Установлено, что подавляющее число побочных эффектов НПВП связывается с блокированием фермента циклооксигеназы – ЦОГ-1. В этой связи появились предложения по использованию некоторых превентивных мероприятий: снижение дозы и длительности лечения НПВП, применение препаратов гастропротективного действия и неукоснительное соблюдение диеты. Однако более вероятно, что самым правильным клиническим направлением может являться расширение альтернативного применения селективных НПВП [6].
Препаратом с достаточно изученными механизмами его действия (селективный ингибитор ЦОГ-2) является мелоксикам. Длительное и широкое применение мелоксикама в профильных клиниках нашей страны выявило его безопасные и эффективные качества, а также преимущества по отношению к пироксикаму и диклофенаку по токсичности. Были описаны случаи применения данного препарата в течение 1 года [22, 23].
В настоящее время мелоксикам выпускается под известным торговым наименованием Либерум. Важным моментом для характеристики препарата Либерум, используемого для лечения острой боли в спине, является существенное укорочение времени наступления анальгетического эффекта при парентеральном введении (первые 5 дней). Успешное купирование интенсивной боли позволяет больному перейти на пероральный прием мелоксикама в дозе 15 мг/сут в течение 2–3 нед., руководствуясь клиническим выздоровлением (до исчезновения боли) [3]. Длительный пероральный прием мелоксикама в дозе, установленной лечащим врачом, предпочтительнее при хроническом течении заболевания и в т. ч. при осложнениях остеохондроза или в сочетании со спондилоартрозом. Как правило, варианты хронического течения болевых ощущений в спине характерны для пожилых больных с разнообразными сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта (группа риска). В этих случаях следует избегать не только полипрагмазии, но и обезопасить больного при совместном приеме других препаратов, особенно антиагрегантов. Опыт длительного применения мелоксикама показал, что баланс между эффективностью и безопасностью может поддерживаться дозой 7,5 мг/сут.
Запросы клиницистов (а это преимущественно терапевты, неврологи, ревматологи) полностью удовлетворяются выпуском таких форм препарата Либерум, как ампулированный раствор, таблетки по 7,5 и 15 мг. Внутрь Либерум в виде таблеток может назначаться по 7,5 мг (как правило, 1 р./сут), при более сильных болевых и воспалительных процессах – по 15 мг (максимальная суточная доза). Наличие 2-х форм выпуска таблеток является важным фактором улучшения приверженности терапии, особенно при применении его для лечения хронических болевых синдромов. Необходимо подчеркнуть, что в ампулированной форме Либерум выпускается в упаковках по 3 и 5 ампул. Это обеспечивает более гибкий подход к выбору препарата в зависимости от продолжительности курса лечения. Так, если эта длительность составляет не более 5 дней, наиболее удобны для приема именно «большие» формы выпуска (5 ампул): в случае их покупки у пациента рационализируются его затраты на лечение. Таким образом, достоинством препарата Либерум является наличие различных лекарственных форм, что позволяет клиницисту более гибко выстраивать программу обезболивания. Как показали ранее проведенные исследования, препараты Либерум и оригинальный мелоксикам биоэквивалентны и равнозначны в обеспечении анальгезирующего эффекта. По показаниям оба препарата одинаково безопасно сочетаются с миорелаксантами, антидепрессантами и витаминами. Нет необходимости убеждать практикующих врачей отечественного и зарубежного здравоохранения в необходимости соблюдения зарегистрированных показаний к использованию НПВП в отношении конкретных заболеваний или синдромов, а также оценивать возможные нежелательные реакции и стремиться к их минимизации [4, 32].

Заключение
Клиническая проблема остеохондроза позвоночника настолько многообразна, что не позволяет практикующему врачу своевременно сосредоточиться на каких-либо ее избирательных аспектах, и прежде всего на диагностике и лечении. Как указывалось выше, под симптоматикой боли в спине подразумевается не только патология позвоночника, но и многие другие заболевания со сходными по клинике болевыми проявлениями. В этой связи современная медицина предполагает высокий общепрофессиональный уровень врача и достаточно жестко требует знаний в самых разных клинических направлениях. Научные споры, обсуждение проблемных вопросов классификации и формулировки диагноза остеохондроза неизбежны как в настоящее время, так и в ближайшей перспективе. Однако неизменным условием остается умение правильно лечить больного.
Важную роль в приближении решения рассматриваемой проблемы играет профессиональное понимание и осуществление клинико-функционального и патогенетического подходов к непрерывной этапной реабилитации больных. Достаточно осмыслить, что пациенты молодого и среднего возраста нуждаются преимущественно в лечении острой боли в спине, а основной причиной обращения за помощью у пожилых может являться обострение хронически протекающего заболевания с манифестируемыми неврологическими осложнениями. Опираясь на опыт и роль ведущих документов медицинской реабилитации больных в нашей стране, следует считать первоочередным мероприятием срочное проведение комплексной лекарственной терапии для купирования острой боли в спине. Снижение интенсивности болевого синдрома – это самое важное условие для реализации сочетанных и скоординированных в последовательности реабилитационных мероприятий, направленных на оптимально быстрое восстановление физического состояния больного. На каждом этапе реабилитационной системы применяется лекарственная терапия с использованием НПВП, среди которых претендует на высокую эффективность известный препарат мелоксикам (Либерум) в ампулированных и таблетированных формах. Никто из производителей не гарантирует полного отсутствия нежелательных реакций на любой выпускаемый препарат. Вместе с тем, как показали официальные исследования, мелоксикам (Либерум) имеет самую малую токсичность (по соотношению ЦОГ-1/ЦОГ-2) с низким риском развития так называемых побочных эффектов. Рациональное применение вышеуказанного препарата в соответствии с зарегистрированными показаниями способствует повышению его безопасности и эффективности.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: